Музыканты

Николай Лотаков

флейта пикколо


Биография музыканта

Интервью с музыкантом

Как Вы попали в РНО?

В тот момент, когда из коллектива ушла в НФОР к Спивакову часть музыкантов - это был 2003 год, - здесь освободилось место. А поскольку у меня здесь ещё и жена работает… До этого, с 1990 по 2001 г. мы с ней вместе работали в БСО - собственно, там мы с ней и познакомились. Потом наши с ней творческие пути немного разошлись - я перешел в Госоркестр, где проработал 2 года - год с Синайским и год с Горенштейном. Когда меня пригласили в РНО, я долго не раздумывал. РНО - безусловно, коллектив с одной из лучших репутаций, и быть приглашенным в оркестр такого уровня - это большая честь.

РНО - большой коллектив, не сложно ли в нем работать?

Так сложилось, что я всегда работал в большом коллективе. И могу засвидетельствовать, что это сложно. Когда собирается сто человек - и каждый со своими художественными устремлениями, творческими амбициями и даже просто человеческими качествами, то далеко не всегда эти сто человек могут оказаться единомышленниками. Но РНО - это случай особый. Мне есть с чем сравнивать. Здесь совершенно уникальная степень свободы - творческой и даже, может быть, дисциплинарной, которая способствует тому, что внутри коллектива образуется своя особая, очень дружественная атмосфера.

Музыка для вас - это только профессия или нечто большее?

Конечно, это нечто большее. Я ещё и преподаю - и уже довольно давно, - и могу сказать по собственному педагогическому опыту, что музыка не терпит случайных людей. Либо ты весь в ней, и это становится даже не просто частью твоей жизни, а самой жизнью, либо ты уходишь куда-то ещё, в бизнес, например, и там находишь куда более продуктивное (и в финансовом отношении, в том числе) применение собственным силам. Усилия, которые нужно приложить, чтобы как следует освоить какую-нибудь дудочку или скрипочку, огромны, и если их приложить в какой-то другой сфере, это даст куда больший КПД и куда большие дивиденды (улыбается). Музыка - это как наркотик, ею занимаются люди одержимые…

Какую музыку вы слушаете?

Когда еду в машине, слушаю радио "Орфей". Люблю джаз. Я в принципе не чужд ничему - хотя, конечно, каким бы молодым я себя в душе ни чувствовал, успеть за всеми новыми веяниями невозможно… Во всяком случае, ту музыку, которую слушают мои дети, я слушать не могу.

Расскажите о самом запомнившемся выступлении.

Таких много. А если бы было только какое-то одно - я бы здесь уже точно не работал. Скажем так: я в поиске, я жду какого-то такого острого художественного потрясения, после которого можно сказать себе - все, я хочу оставить это ощущение незамутненным на всю свою оставшуюся жизнь и ухожу на пенсию! Надеюсь, впрочем, что этого не произойдет ещё долго (улыбается). А если серьезно… Михаил Васильевич Плетнёв в этом плане особый человек. Мы можем с ним двадцать раз подряд сыграть Пятую симфонию Чайковского (а за свою жизнь я сыграл ее, как и всякий российский музыкант, наверное, не одну сотню раз) - но с Плетнёвым она ещё ни разу не повторилась, каждый раз она имеет иной оттенок, иное настроение и иную мысль. И это касается не только Пятой симфонии Чайковского, а любого произведения, за которое он берется. К сожалению, российские музыканты - так уж сложилось - довольно ограничены в своем репертуаре. Промоутеры гастрольных поездок требуют определенного круга произведений, да и наша российская публика, как показывает практика, с большим удовольствием слушает привычную для себя музыку. В программах сезона мы пытаемся расширить эти рамки, но, к сожалению, мимо нас проходят целые пласты музыки, которой мы в принципе не знаем… Конечно, мы можем все это услышать, но не имеем возможности это исполнить. А Михаил Васильевич зарекомендовал себя как откапыватель редкостей. Вот в предстоящем сезоне нам предстоит сыграть "Принцессу Юрату" Голованова - думаю, это будет очень интересно.

Есть ли у вас желание освоить новый музыкальный инструмент?

Скорее наоборот: есть желание открыть что-то новое в моем инструменте для себя и для тех, кто приходит ко мне учиться с горящими глазами.