Музыканты

Иван Ирхин

тромбон


Биография музыканта

Интервью с музыкантом

Как Вы попали в РНО?

Меня пригласили. В 2006 году - я тогда работал солистом в Госоркестре - в РНО освободилось место солиста в группе тромбонов. Мне позвонили и предложили сыграть пробный концерт. Это был новогодний концерт 31 декабря в Большом зале консерватории. Так под Новый год я и пришел в РНО.

РНО - большой коллектив, в нем сложно работать?

Конечно, как всегда на новом месте, сначала как-то притираешься, осмысляешь свою роль в коллективе. Но вообще работать в РНО очень просто. Здесь удивительно открытые, простые и теплые отношения между музыкантами, нет каких-то подводных течений и подпольных игр, что не редкость в других коллективах, - а мне есть с чем сравнивать, я ведь пришел в оркестр уже вполне зрелым человеком с немалых опытом за плечами, мне было тогда почти 40.

Музыка для Вас - это только профессия или нечто большее?

Я бы не сказал, что музыкант - это профессия. Скорее - образ жизни. Здесь нельзя, как на заводе или в офисе, отработать смену, а потом прийти домой и выбросить все из головы. Я ведь как-то пробовал уходить из музыки - был в моей жизни такой период, когда я работал администратором в крупной компании, - но понял, что без музыки не смогу… Без того, что называется радостью творчества. Эмоции, которые испытываешь на сцене, когда ты сам исполняешь прекрасную музыку, да если ещё вместе с прекрасными музыкантами - это такое счастье!.. Музыка во мне все время - и утром, и днем, и вечером, и даже ночью она мне снится.

И какая это музыка?

Самая разная. Это зависит и от внутреннего настроя, и от каких-то внешних событий - масса нюансов: что-то увидел за окном, кто-то что-то сказал … А вообще вкусы у меня довольно разнообразные - помимо классики я слушаю и джаз, и рок-музыку…

А есть ли композиторы, чья музыка особенно близка Вам?

Их очень много - Пуленк, Бетховен, Прокофьев, Шостакович, французских импрессионистов очень люблю... Но если выбирать кого-то одного - то это, конечно, Бах. А есть музыка, которую я не очень понимаю - Берлиоз, например. Может быть, я просто пока до него не дорос…

Расскажите о самом запомнившемся выступлении.

Как сейчас принято говорить, надеюсь, что оно у меня ещё впереди (улыбается). Вот в декабре предстоит играть Третью симфонию Малера, я ее ещё ни разу не играл, а она по сложности стоит на втором месте после "Болеро" Равеля. А если серьезно, то из последних ярких впечатлений - концерт, который мы играли со Стингом в июне в "Олимпийском". Стинга я слушаю со школьной скамьи, и возможность участвовать в его концерте - это было очень необычно и захватывающе интересно. А ещё, пожалуй, юбилейный концерт к 20-летию РНО, когда мы с Нагано играли как раз "Болеро", и "Джаз-сюиту" с Михаилом Васильевичем Плетнёвым. Отличный был концерт! Надо сказать, что из тех концертов, которые мы играем с Михаилом Васильевичем, почти все можно отнести к разряду особо запоминающихся. Его трактовка симфоний Чайковского - это было так удивительно, свежо, ново, а ведь мне и до прихода в РНО часто приходилось играть Чайковского. Умение Михаила Васильевича переосмыслить то, что у всех на слуху, освободить от штампов и открыть то, что до него никто не видел - это настоящий дар, и дар редкий.

Есть ли у Вас какие-либо амбициозные творческие планы?

Да, у нас есть квартет тромбонов, и я надеюсь, что когда-нибудь, может быть, через год, нам удастся выступить квартетом в программе Большого фестиваля РНО.