Музыканты

Интервью с музыкантом

Александр Львович, как Вы попали в РНО?

К тому времени, как Михаил Васильевич Плетнёв задумал создать новый оркестр, я занимал довольно прочную позицию второго концертмейстера группы виолончелей в оркестре Московской филармонии под руководством Д.Г. Китаенко. Кроме того, у меня за плечами были достаточно серьёзные успехи во Всероссийских и Всесоюзных конкурсах музыкантов-исполнителей. В 1974 году я удостоился звания дипломанта на Пятом международном конкурсе им. П.И. Чайковского. Как камерный исполнитель я успел принять участие в первом составе "Виртуозов Москвы" и "Солистов Москвы". И вот в 1990 году я получаю приглашение от Александра Сергеевича Горюнова, безвременно ушедшего от нас замечательного виолончелиста, возглавить группу в новом оркестре, который создаётся на пике меняющегося политического климата. Справедливости ради скажу, что, несмотря на безусловно лестное для меня предложение, я переадресовал его Эрнесту Поздееву, моему многолетнему партнёру по оркестру МГФ, который был значительно опытнее меня и потому имел больше оснований претендовать на место концертмейстера группы виолончелей. Вот так и были распределены первые 3 места в виолончельной группе РНО.

Что, по-Вашему, отличает РНО от других оркестров?

Безусловно, РНО отличается от других оркестров тем, что его возглавляет необыкновенный музыкант и дирижёр - Михаил Плетнёв. Каждый дирижёр создаёт вокруг себя атмосферу, в которой мы, музыканты, добиваемся того или иного результата. Плетнёв всегда добивается максимального воздействия на публику, очерчивая пространство, в котором всегда находится место подлинному творчеству. Публика никогда не бывает разочарована, когда за пультом стоит Плетнёв. Оркестр задумывался и создавался музыкантами с уже сформировавшимся исполнительским лицом, но ещё не достигшими подлинных высот в ансамблевом творчестве. Энтузиазм был огромный. Желание добиться наилучшего исполнения и отличало всех без исключения членов коллектива.

Какую музыку Вы слушаете "в свободное от работы» время?

На такой вопрос довольно трудно ответить однозначно. Существует довольно избитая, но по сути верная фраза: слушать музыку можно любую, кроме плохой. Отдаю должное многим жанрам - от джаза до популярной музыки, лишь бы исполнитель был искренен и, конечно, талантлив. Разве что рок-культура пока ещё не нашла отзвука у меня в сознании. Но я пытаюсь понять её воздействие на слушателя.

Почему Вы выбрали виолончель - или она сама выбрала Вас?

Когда я начал играть на виолончели, мне было 6 лет. И о сознательном выборе, конечно, не было речи. В семье было много музыкантов. Кстати, мой дед Д.П.Шведский, альтист оркестра ГАБТа, был первым учителем легендарного советского альтиста В.В. Борисовского. Так что за меня инструмент выбрали родители. С тех пор прошло почти 60 лет (улыбается).

Чему Вы учите своих учеников?

Я преподаю в ГМПИ им. Ипполитова-Иванова - вот уже 7 лет. За это время многие мои ученики заняли места в московских оркестрах. Конечно, я старался и стараюсь прививать им любовь к своему инструменту, честное отношение к занятиям.

Расскажите, пожалуйста, о самом запомнившемся выступлении.

Это было в Нью-Йорке, во время наших гастролей в Карнеги-холле - уже не помню, что это был за год. Мы играли тогда Концерт № 2 для фортепиано с оркестром Чайковского. Солировал Михаил Плетнёв. А вторая часть концерта, если помните, представляет собой трио для фортепиано, виолончели и скрипки с оркестром. Накануне партию виолончели играл другой музыкант, а тут пришлось мне - практически без подготовки, как в водевилях, - и сразу в Карнеги-холле. Это было незабываемо! А вообще любое сольное выступление можно назвать незабываемым, поскольку даже если тебе предстоит сыграть соло всего три ноты, концентрироваться нужно не менее старательно, чем если бы ты солировал весь вечер напролет.

Ваше хобби?

Компьютер и интернет. Хотя жизнь музыканта полна гастрольных поездок, я не люблю путешествовать. Предпочитаю путешествия виртуальные. Особенно влечет меня история родного города. Мой папа был большим энтузиастом и в свое время наснимал множество любительских видео о Москве, некоторые из них хранятся сейчас в Музее истории Москвы. Так что, видимо, это наследственное (улыбается).